Войти

Регистрация


  • Новости
  • Росрыболовство: Зачем ФАС топит рыболовов?

Росрыболовство: Зачем ФАС топит рыболовов?

514   0   1   0   0
ИВ июль 27, 2018

Аукционное распределение квот может привести к дефолту ряда рыбопромышленных предприятий и сокращению поступлений в региональные бюджеты.

Казалось бы, уверенность в завтрашнем дне стала одним из главных достижений последнего десятилетия. Но, как показывают недавние события, не весь госаппарат понимает и ценит это завоевание. А заклинания о необходимости развития благоприятного инвестиционного климата и о значимости стабильных «правил игры» для бизнеса наталкиваются на все новые ведомственные инициативы.

Знаете ли вы, например, что на федеральном портале нормативно-правовых актов размещено более 53 тысяч проектов, и прямо сейчас 416 из них проходят процедуру оценки регулирующего воздействия (ОРВ)? То есть это проекты законов и ведомственных приказов, которые напрямую затрагивают условия ведения предпринимательской деятельности и по которым предприниматели и эксперты могут высказать свою позицию. За три недели июля профильный департамент Минэкономразвития России выдал 1531 положительное и 574 отрицательных заключения по результатам ОРВ.

Вот уже 9 месяцев «ломаются копья» вокруг рыбной отрасли. Федеральная антимонопольная служба предлагает изменить регулирование работы всех рыбопромышленников — заменить исторический принцип распределения квот на вылов системой аукционов. Росрыболовство высказывается в духе «надо все взвесить». Рыбопромышленники открыто протестуют, так как еще неплохо помнят итоги эксперимента с квотными аукционами в начале 2000-х и видят, что решения принимаются «за закрытыми дверями», кулуарно.

Начало противостоянию положило неудачное заявление главы ФАС России Игоря Артемьева на заседании Госсовета о развитии рыбохозяйственного комплекса России, обвинившего отрасль в монополизации картелями и подконтрольности зарубежным компаниями. Обоснованность обвинений подтвердить так и не удалось, несмотря на соответствующие поручение президента РФ. Но осадок остался, и ФАС России начала свой крестовый поход. Подогрел азарт и недавний указ о развитии конкуренции.

Вот только пытаясь развивать конкуренцию с помощью шаблонного подхода, стоит понимать, в чем именно она развивается. Любая отрасль живет в нескольких измерениях, которые в комплексе и обеспечивают ее успешное развитие или крах.

Первое — сырьевая база. Для некоторых современных отраслей сырьем может быть лишь идея, для других — зарубежные запчасти, для горной отрасли — лицензия на месторождение, для рыбной промышленности — квоты на вылов и рыбоводные участки. Это базис. Переход на новый принцип распределения квот предполагает, что предприятие полностью теряет само право на сырьевую базу, а и без того высокая непредсказуемость в отрасли усиливается игрой в аукционы.

Второе измерение — инфраструктура. Каждая отрасль — это сложная производственная цепочка. Для рыбной промышленности в нее включены и судостроители, и производители снастей, и морские порты, и установщики холодильного оборудования, и перерабатывающие заводы, а далее — логистика, транспортники, торговые сети. Экономический эффект, последствия внедрения регулирования да и отдачу для бюджета стоит оценивать по всей цепочке. Слабость одного звена губительна для всех. В рыбной промышленности удалось стимулировать усиление всей цепочки в том числе и за счет «исторического принципа» закрепления квот и квот на инвестиционные цели. В результате обновляется флот, понемногу растет глубокая переработка на берегу (на 11% за три года).

Третье измерение — деньги. Живые и кредитные, зарплаты, премии, налоги, взятки, инвестиции и прочее. Финансовые взаимосвязи тоже выходят далеко за границы приходно-расходных бухгалтерских выкладок.

Для рыбной отрасли особенно значима предсказуемость расходов, учитывая сезонность и вероятность неприхода рыбы. От баланса налогов и льгот во многом зависит прибыльность бизнеса и отдача от него государству. Зависимость здесь не прямая, а любые колебания могут вновь заставить бизнес вернуться в тень и выгружать браконьерскую продукцию в чужих портах. А ведь сейчас, по экспертным оценкам, все «оттенки серого» в рыбном бизнесе удалось сократить до 10%. Рыбная промышленность пока показывает правильную динамику: отраслевая выручка последние три года стабильно растет на 20 млрд рублей ежегодно (в 2017 году — 310,1 млрд рублей), соответственно растет доход государства от налогов и выплат в социальные фонды (в 2017 году — более 40 млрд рублей).

Четвертое измерение — люди, социальная инфраструктура. Это поселки, в которых вновь есть официальная работа, социальные отчисления, отчисления в пенсионный фонд, здравоохранение, спрос на жилье, школы и детские сады, это профильная профессиональная подготовка и т. д. Это уверенность в завтрашнем дне и другое качество жизни. Когда речь идет о моногородах, эта взаимосвязь очевидна. С рыбной отраслью, рассыпанной по береговой линии страны, сложнее. В работе всего рыбопромышленного комплекса заняты более 270 тысяч человек в десятке регионов страны, большая часть — на Дальнем Востоке. Для многих населенных пунктов море — единственный надежный работодатель. С учетом всех смежных сфер отрасль создает более миллиона рабочих мест.

Ну, и наконец, пятое измерение — регулирование, те законы, по которым отрасль живет и развивается. Будь то официальные нормы или неписанные правила. В 1990-е нормативная база отрасли была не правовой, а криминальной, ее определял бандитизм, в начале 2000-х — коррупция и контрабанда. За последние 15 лет отрасль очистилась и стала прозрачной, вся муть осела, и теперь рыбаки работают по понятным, четко прописанным правилам, формируя вокруг них собственный неписанный кодекс. Эти правила сделали отрасль стабильной, из «поймал-сбыл» она стала более стратегической — можно отложить на новые суда или на развитие производства.

С введением исторического принципа распределения квот на вылов рыбаки получили долгожданные гарантии работы на годы вперед. В 2018-м новые договора по этой системе заключаются уже на следующие 15 лет, что позволяет думать о будущем, инвестировать, брать долгосрочные кредиты.

Аукционы на квоты, которые сейчас обсуждаются, пресекут все долгосрочные стратегии развития отрасли, решив лишь одну задачу — поступления в бюджет от самого факта аукциона. Аргументация ФАС России — «больше конкуренции», «больше денег государству» — понятна, но не учитывает всей цепочки.

Да, аукционное распределение квот в краткосрочной перспективе будет приносить больше денег, чем функционирующая ныне стабильная система. Но в перспективе сокращение объемов работы, уход с рынка ряда средних и мелких рыбопромышленных компаний, уменьшение НДФЛ и выплат в социальные фонды по самым скромным подсчетам «облегчат» местные бюджеты на сумму 10 млрд рублей уже в 2019 году.

Часть предприятий просто окажется за бортом, что, конечно, мало способствует конкуренции. Представители Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ) утверждают, что можно ожидать дефолта 9 крупных предприятий по кредитным договорам на общую сумму свыше 18 млрд рублей, как следствие — сокращение более 2000 работников на берегу и судах, прежде всего, в регионах Дальнего Востока, где и без того качество жизни и уровень занятости оставляют желать лучшего. Стоит ли раскачивать лодку?

Уже сегодня неуверенность в правилах игры и обеспеченности сырьевой базой в будущем заставляет компании сокращать вложения в инфраструктуру. Заморожены соглашения на строительство 10 краболовных судов на Выборгском судостроительном заводе на сумму $400 млн, еще 4 контракта на рыбодобывающие траулеры стоимостью $280 млн — под вопросом. Приостановлены инвестпроекты по строительству двух береговых рыбоперерабатывающих заводов в Архангельске и Мурманске на сумму 1,75 млрд рублей. Рыбопромышленники, судостроители и прочие смежники напряженно ждут — чем закончатся споры в верхах.

Пристрастие отдельных ведомств к экспериментам и «пилотным проектам» в духе «давайте сделаем так и посмотрим, что выйдет» может выйти боком огромному сектору экономики, только вставшие на нужные рельсы.

Департаменту регулирующего воздействия Минэкономразвития предстоит непростая работа — оценить все последствия новых правил в рыбодобывающей отрасли и хорошенько взвесить, что дороже: отказ от скромного увеличения потока налоговых поступлений в бюджет или грядущие выплаты пособий по безработице, социальные продуктовые корзины для бывших рыбаков и отказ от достигнутых показателей импортозамещения рыбной продукции на рынке.

И будем надеяться, что ОРВ останется действенным инструментом поддержания доверия бизнеса и инвестиционной среды.

Новости СМИ2

Комментарии пользователя

Комментариев пользователя на эту запись не создано.
У Вас уже есть аккаунт?
Комментарии