Время сайта:
Войти  \/ 
x
x
x
Регистрация  \/ 
x

Георгий Карлов: Не хотелось бы перегнуть палку с регулированием «прибрежки»

Георгий Карлов: Не хотелось бы перегнуть палку с регулированием «прибрежки»

602   0   1   0   0
Сергей Пышкин  
Комментарии (0)
Георгий Карлов: Не хотелось бы перегнуть палку с регулированием «прибрежки»
Источник
URL
Оригинал статьи на источнике

К приоритетам прибрежного рыболовства, прежде всего, относится эффективное использование морских биоресурсов, доступность рыбной продукции для населения региона и создание рабочих мест на побережье, считает депутат Госдумы Георгий Карлов.

– Георгий Александрович, какую роль играет прибрежное рыболовство для Сахалинской области и в целом для Дальнего Востока? И как бы вы определили его главную цель? Это больше экономический вопрос или социальный?

– Понятию прибрежного рыболовства на самом деле не так много лет. Безусловно, в этом термине заложен важный смысл, а именно вычленение из общей экономической категории рыбной промышленности отдельной ее подсферы, ключевое слово которой – «берег». Оно подчеркивает необходимость создания для участников прибрежного промысла условий, подразумевающих не только эффективный облов водных биоресурсов, которыми располагает та или иная территория Дальнего Востока, но и их доставку.

Идеологически прибрежное рыболовство призвано генерировать мультипликативный эффект для приморских территорий. Во-первых, чтобы выйти в море, нужно иметь как минимум кунгас, а лучше МРС, эти небольшие суда должны где-то разгружаться и ремонтироваться. Во-вторых, ставные невода и другие орудия лова тоже надо где-то изготавливать, привозить, устанавливать и в дальнейшем обслуживать. Поэтому постепенно возникает сопутствующая инфраструктура – рыболовецкий стан и дорога к нему. Далее, чтобы рыбу сохранить, необходимы холодильные мощности, – появляется небольшое перерабатывающее производство, к нему подводится электричество и другие коммуникации. Для перевозки и реализации улова потребуется транспорт, для рабочих – пункт питания и т.д. И в итоге мы имеем на побережье целый поселок, пусть даже небольшой.

Вот это и есть социально-экономическая роль «прибрежки». Некоторые говорят, что прибрежное рыболовство не обеспечивает желаемой налоговой отдачи, но позвольте, у него и нет задачи наполнять бюджет. Задача стоит эффективно использовать морские биоресурсы прилегающей акватории, накормить население региона рыбой, создать рабочие места и платить работникам заработную плату. Не садить на хребет государства очередных иждивенцев, а дать возможность людям самим зарабатывать себе на жизнь. А потом с этой заработной платы и полученной прибыли они заплатят налоги.

Но здесь надо четко понимать, что мультипликативный эффект будет иметь место только при участии государства. Если государство будет помогать в создании инженерной инфраструктуры – дорог, портовых сооружений, ковшей, линий электропередач, складских комплексов для хранения и распределения рыбопродукции, то бизнес на этой основе будет гораздо охотнее инвестировать в развитие средств производства. Пойдут вложения в строительство новых судов, обновление орудий лова, возведение временных хранилищ, пополнение автопарка, улучшение условий проживания и труда рыбаков.

– Под «накормить население рыбой» вы подразумеваете наличие широкого ассортимента рыбной продукции в торговых предприятиях или ее ценовую доступность?

– Главная цель – чтобы население субъекта Федерации, в нашем случае Сахалинской области, могло беспрепятственно покупать рыбу без излишней посреднической наценки. Понятно, что любые затраты производителя, в том числе инфраструктурные, находят отражение в стоимости рыбной продукции, но нужно стремиться, чтобы не возникали новые наценки, связанные со спекуляцией.

Спекуляция в моем понимании – это преднамеренное необоснованное завышение стоимости товара, но оно может возникнуть только на дефицитном рынке. И в этом плане мы все вместе – и государство путем создания условий для рыбаков-прибрежников, и бизнес, занятый непосредственно производством, – должны направить на местный рынок такой поток рыбопродукции, который обеспечит справедливую цену для конечного потребителя. Баланса спроса и предложения мы достигнем только тогда, когда рыбы будет много и разной. Но для этого нужно, чтобы количество субъектов хозяйственной деятельности в прибрежном рыболовстве было больше, чем сейчас.

Чтобы рыбакам было интересно работать в прибрежном рыболовстве, необходимо обеспечить для всех равные условия, в плане как создания инфраструктуры, так и доступа к ресурсу. Взамен государство имеет право требовать, прежде всего, вложений в обновление основных фондов – технологического оборудования и плавсредств, и обязательной поставки рыбной продукции на внутренний рынок в течение всего года. В этом случае появится рабочий механизм, для того чтобы экономический эффект обогащения отдельных предпринимателей сменился социальным эффектом. Повторю, это удовлетворение потребностей внутреннего рынка по справедливой цене и обеспечение конкурентных условий и равного доступа к биоресурсам участников рынка.

– Как вы считаете, какой должна быть ориентация прибрежного рыболовства – в целом на внутренний рынок страны или только на свой регион?

– Раз мы ведем речь о Сахалине и Курилах, то здесь нужно выделить два важных момента. С одной стороны, это круглогодичная путина, когда вылавливается разнорыбица, беспозвоночные, морские водоросли и т.д. Эти ресурсы необходимо осваивать, однако их запасы невелики и не позволяют снабжать всю Россию, не говоря уже о масштабном экспорте. Этот небольшой, но постоянный объем, должен закрывать потребности внутрирегионального рынка.

С другой стороны, у нас есть сезонные пики, например наважья путина зимой и лососевая летом. Объемы водных биоресурсов, которые способны осваивать в эти периоды сахалинские рыбаки, намного превышают те, что может съесть регион, и имеют значение уже в масштабах страны. Эту рыбу необходимо не только добывать, но и сохранять и максимально выгодно продавать – неважно в центральную Россию или на внешний рынок. Здесь присутствует уже прямая экономическая выгода для всего региона. Чем эффективнее рыбаки сработают на таких крупных путинах, тем больше они получат дополнительного дохода, который смогут использовать в инвестиционных целях, на повышение заработной платы и, разумеется, для уплаты налогов.

Поэтому «классически» круглогодичный прибрежный промысел – это относительно стабильная деятельность, но не слишком доходная. Тогда как всплески большой путины могут принести хорошую прибыль, но труднопредсказуемы. К сожалению, в последние годы мы видим угасание подходов горбуши. И не факт, что в ближайшие годы получим такие рекордные «урожаи», как в первой половине десятилетия.

– Обсуждая перспективы развития Сахалинской области, многие указывают на потенциал не только такой традиционной отрасли, как рыболовство, но и сектора аквакультуры, причем в самых разных формах.

– Это действительно важный момент. В свете развития «прибрежки» можно и нужно говорить не только об использовании рыбопромысловых участков, но и о формировании рыбоводных участков, где можно будет заниматься марикультурой. При этом будем реалистами: мы живем не в Китае или Вьетнаме с их фантастическими объемами аквакультурной продукции. У нас климатические условия гораздо суровее. У каждого рыбоводного участка на Сахалине и Курилах есть свои особенности и предпочтительные виды для выращивания.

В этой части, на мой взгляд, есть возможность развернуть дополнительное производство для предприятий прибрежного рыболовства. И я согласен, что необходимо вносить изменения в законодательство с целью обеспечить опережающее развитие морской аквакультуры, о чем говорил вице-премьер Юрий Трутнев, отметивший колоссальный потенциал дальневосточного региона. Марикультура и пастбищное рыбоводство имеют неплохие шансы на успех, в частности в Приморском крае, на Южных Курилах и на юге Сахалина. Особенно если отбросить гигантоманию и не увлекаться прожектами, требующими миллиардных инвестиций, а сосредоточится на поддержке малого и среднего бизнеса. В результате мы обеспечим и дополнительную занятость рыбаков, которые уже работают на этом берегу, и опять же расширим ассортимент рыбы и морепродуктов, доступных населению региона.

Не будем забывать и о лососевой путине. Сахалинские рыборазводные заводы ежегодно выпускают свыше 800 млн. мальков тихоокеанских лососей для нагула в Тихом океане. Мне кажется весьма наглядным опыт прошлого года, когда на Курилах вылов кеты практически нивелировал слабые подходы горбуши – именно благодаря ЛРЗ, которые были построены 10-15 лет назад. Кто тогда мог подумать, что эти заводы способны так мощно «выстрелить»? Хотя первые шаги на этом пути сделало государство, и лишь потом в этот процесс втянулся частный бизнес.

Теперь становится очевидно, что на каком-то этапе при определенных климатических условиях, финансовых инвестициях и профессиональном отношении к делу вполне реально получить результат. Но нужно четко понимать, что это не эффект «вложил – получил», не прямая отдача, а скорее подстраховка от провальной путины, от капризов природы, которой предшествует многолетний труд и постоянные расходы. Поэтому перед рыбопромышленниками, которые уделяют внимание пастбищному лососеводству, нужно снять шляпу и досконально изучать этот опыт.

Вот видите, «прибрежное рыболовство» – только на первый взгляд кажется простым, на самом деле это очень многогранное явление.

– Прошедший в октябре прошлого года Госсовет подстегнул интерес к будущему прибрежного рыболовства. На ваш взгляд, насколько действенны меры господдержки и стимулирования «прибрежки», которые сейчас пытаются реализовать, и что необходимо предпринять в этом направлении?

– Заседание президиума Госсовета, которое провел президент Владимир Путин, стало значимым событием для всей рыбной отрасли страны. Очень важно, что возглавлял рабочую группу, готовившую основной доклад о положении дел в рыбохозяйственном комплексе, наш сахалинский губернатор Олег Кожемяко. Если помните, оценка оказалась в целом положительная, рекомендована лишь определенная корректировке курса.

В части прибрежного рыболовства, на мой взгляд, стоит говорить о поощрении или создании преференций для компаний, работающих в этом режиме, чтобы мотивировать их к развитию бизнеса, стимулировать инвестиционную активность и увеличивать спрос населения на виды ВБР, добываемые в местных водах. В идеале мы хотим получить внутри региона нормальный продукт по справедливой цене и при этом не ущемить интересы людей, которые занимаются рыбодобычей, чтобы они не разбежались, «переквалифицировавшись» в браконьеры, и не ушли из правового пространства в теневую экономику.

Казалось бы, задача простая, но как много в этом деле сложностей! Прежде всего, нам бы очень не хотелось перегнуть палку с регулированием вопросов «прибрежки» в сторону перерегулирования. Или сейчас возникла идея создания фонда инвестиционных квот для дополнительного наделения лимитами хозяйствующих субъектов. На первый взгляд, это здорово: если предприниматель построил современный перерабатывающий завод, конечно, он должен претендовать на квоты. Но что делать с его конкурентом, который построил завод год или два назад? Он уже не участвует в этой поощрительной программе? И кто это будет решать? Это момент, который вызывает определенные опасения.

Или, например, компания приобрела новый МРС и претендует на дополнительные квоты. А рядом ведет промысел рыболовецкий колхоз, который в предыдущие годы укомплектовал флот так, что ему едва хватает квот, чтобы загрузить его работой. Ему нет нужды прямо сейчас покупать или строить новые суда, он вполне эффективно облавливает свой объем ресурсов имеющимся флотом. Вот если ему добавить квот, тогда он и построит. Должен быть понятный механизм, гарантирующий загрузку новых производственных мощностей, а не наоборот.

Непроработанность этих вопросов вызывает много сомнений, хотя я уверен, что в итоге будет утвержден действенный механизм. Но хотелось бы, чтобы те, кто будет принимать решения, не упустили из виду последствия таких шагов. Потому что эти меры будут касаться конкретных предприятий, рыбаков и их семей. Чтобы не получилось, что мы на ровном месте спровоцировали проблемы социального характера.

В целом же я считаю, что поручения президента, которые были даны федеральным органам исполнительной власти, и поставленные вопросы вполне отражают реальную озабоченность государства в их скорейшем решении. Теперь главное, чтобы, во-первых, эти поручения были исполнены в срок, а во-вторых, чтобы они были максимально взвешенными с точки зрения государственного участия и регулирования процессов.

Могу заверить, что со стороны депутатов будет осуществляться парламентский контроль за исполнением поручений президента, прежде всего в части реализации законов. Более того, мы намерены тщательно отслеживать и внутриведомственные нормативно-правовые акты, потому что мы контактируем непосредственно со всеми участниками рынка и вопросы они задают нам. Ссылки на какие-то ведомства или правовые акты из уст депутата, на мой взгляд, будут выглядеть глупо. Мы должны приложить максимум усилий, чтобы все правовые акты способствовали только сохранению рыбной отрасли, приумножению ее результатов, развитию и удовлетворению потребностей жителей нашей страны.

Анна ЛИМ, Fishnews

Комментарии пользователя

Комментариев пользователя на эту запись не создано.
У Вас уже есть аккаунт?
Комментарии
Запрос региона
Предложить статью

Если вам известен источник, то в описании укажите ссылку на источник.