Время сайта:
Войти  \/ 
x
x
x
Регистрация  \/ 
x

Символ Байкала может исчезнуть: как получилось, что в озере почти не осталось омуля

Символ Байкала может исчезнуть: как получилось, что в озере почти не осталось омуля

662   0   1   0   0
Ирина Весенняя  
Комментарии (0)
фото взято с сайта baikalfund
Источник
ФИШНЕТ
URL
Оригинал статьи на источнике
Байкал — один из символов России, а омуль — символ Байкала. Омулевым промыслом здесь занимаются испокон веков. Вес одного экземпляра этой рыбы может доходить до 5 кг, длина — превышать 60 см. Но так было в лучшие времена, за последние несколько лет многое изменилось: рыба мелеет и исчезает. ТАСС решил выяснить, действительно ли Байкал может остаться без омуля и что нужно сделать, чтобы это предотвратить.
 
Браконьерский беспредел
Самыми очевидными виновниками кажутся браконьеры. "Черные рыбаки" орудуют в нерест, когда производители — так ученые называют половозрелые особи — идут вверх по течению рек, откладывают икру и спускаются обратно в Байкал. Рыбу караулят и ловят, несмотря на уголовную ответственность.

По оценке иркутских ихтиологов, наибольший урон популяции омуля наносит браконьерский вылов омуля в период нереста. "Если красная рыба, к примеру, после нереста сразу погибает, то омуль, мечущий икру, возвращается назад в Байкал. Браконьеры в это время перекрывают Селенгу и Верхнюю Ангару сетями, в которых оказывается весь половозрелый омуль", — рассказал замдиректора по науке Лимнологического института РАН Вадим Анненков.

Как сильно сказывается браконьерский вылов на популяции омуля, ученые оценить не могут — для этого нет подходящего инструментария. По словам Анненкова, в своих расчетах биомассы ценного вида рыбы в акватории Байкала Росрыболовство основывается на косвенных методах оценки, ориентируясь на объемы промышленного вылова.

"Необходимо наладить нормальный учет рыбы. Объективную картину может дать только исследование тралово-акустическим методом, оно достаточно дорогостоящее. Но главная сложность не в объемах, а в сроках финансирования: они должны приходиться на конец мая — начало июня, а это достаточно сложно при существующей системе распределения средств госпрограмм", — считает Анненков.

Борются с "нелегалами" инспекторы особо охраняемых природных территорий. За последние два года задержаны сотни браконьеров, выявленный ущерб, по официальным данным, составил более 6 млн руб. При этом ситуация обостряется. Как рассказал ТАСС директор Баргузинского государственного природного биосферного заповедника и Забайкальского национального парка Михаил Овдин, в последнее время началась текучка кадров: браконьеры уже открыто угрожают инспекторам. До такой степени, что в конце сентября Минприроды России запросило помощи у МВД и прокуратуры.

Активность незаконных рыболовов Овдин объясняет "высокими ставками": суточный улов может достигать тонны, а выручка, соответственно, — 250 тыс. руб.

Эффект домино

Но одни лишь браконьеры не смогли бы спровоцировать своими действиями катастрофу. Крайне неблагоприятно на популяцию омуля влияет и природа: глобальное потепление, аномальная засуха в Восточной Сибири, как следствие — маловодный период. Так срабатывает эффект домино.

В Байкальском филиале Государственного научно-производственного центра рыбного хозяйства (Госрыбцентра) проанализировали состояние численности байкальского омуля, фиксировавшейся в последние годы. Директор этого ведомства Владимир Петерфельд сообщил ТАСС, что с 2008 года наблюдается снижение как общей добываемой биомассы, так и численности производителей, заходящих на нерест. По словам эксперта, в 2015 году на нерест в реки бассейна Байкала зашло около 2 млн рыб, тогда как среднее значение за многолетние наблюдения — 4,3 млн. "В лучшие времена за последние 50 лет бывало, что нереститься заходило до 9,4 млн экземпляров", — напомнил он.

Биомасса омуля в 2008 году первые за много лет уменьшилась до значений ниже 20 тыс. тонн, к 2012–2014 годам — до 15–15 тыс. тонн, в 2014 году показатель составил 13,2 тыс. тонн. По итогам 2015 года биомассу эндемика можно оценить на уровне 10 тыс. тонн. "По сравнению с 1990 годами снижение запасов омуля сейчас достигло критического значения, — сказал Петерфельд. — С такой динамикой через два года омуля у нас не будет вообще".

В Институте общей и экспериментальной биологии (ИОЭБ) Сибирского отделения РАН сообщили, что "состояние популяции байкальского омуля в настоящее время оценивается как близкое к неблагополучному: по сравнению с началом XIX века численность нерестового стада омуля в реке Селенге упала не менее чем в десять раз и имеет тенденцию к дальнейшему снижению".

Угроза из Монголии

К имеющимся негативным факторам сейчас добавилась потенциальная угроза из Монголии. В соседнем государстве, на территории которого берет начало главная приточная артерия озера — река Селенга, планируют построить ГЭС "Шурэн". Ей одной монголы ограничиваться не собираются. Предполагается, что гидросооружения появятся также на впадающих в Селенгу реках Эгийн-Гол и Дэлгэр-Мурэн.

В ИОЭБ провели предварительные анализы и выявили возможные эколого-биологические последствия строительства этих объектов. Вывод ученых: численность самой крупной из трех существующих популяций омуля — селенгинской — после зарегулирования стока неизбежно сократится.

В верховья Селенги омуль заходит для нереста во временной промежуток с конца августа и почти до окончания сентября. Чем выше уровень воды в реке в этот период, тем короче нерестовая миграция. Так как после зарегулирования уровень воды в реке в данный период в связи с работой ГЭС упадет, можно прогнозировать продвижение омуля дальше вверх по течению.

"Это повлечет за собой откладку икры на участке, приближенном к нижнему бьефу предполагаемого водохранилища, — говорится в отчете ученых. — В таком случае икра байкальского омуля будет подвергаться отепляющему воздействию сбрасываемых вод". Это в свою очередь, считают биологи, негативно скажется на инкубации икры: понизится ее выживаемость, увеличится процент морфофизиологических нарушений — проще говоря, будут происходить мутации.

Весной же при воздействии повышенной температуры и сброса больших объемов воды (преждевременного по сравнению с естественными подобными изменениями, когда начинает таять лед. — Прим. ТАСС) будет наблюдаться более ранний выклев личинок и начало их ската вниз по течению. "Скатившись в дельту Селенги и Селенгинское мелководье, личинки окажутся в крайне неблагоприятных для развития условиях, — пояснили в ИОЭБ, — поскольку вода к этому времени еще не прогреется. Кроме того, протоки дельты к тому времени еще не промоются, из-за чего многие особи просто не смогут выйти в Байкал и погибнут либо на мелководье, либо в изолированных временных водоемах".

Выгоды нет

Еще одна причина бедственного положения омуля — в том, что рыбные заводы не выпускают мальков, а государство не регулирует этот процесс, считает активист ОНФ из Иркутска, главный специалист-эксперт компании "ГидроБиоКонсалтинг" Анатолий Манякало. Он сообщил ТАСС, что рыбоводными заводами Иркутской области с 2009 года в Байкал не выпущено ни одного малька байкальского омуля.

"Дело в том, что разводить хариуса и пелядь выгоднее, чем омуля. За них можно получить больше денег. Вдобавок расценки на воспроизведение рыбы у единственной компании, которая этим занимается, значительно выше, чем рекомендуется Росрыболовством, — пояснил он. — До 2003 года государственные омулевые рыбзаводы финансировались как за счет бюджетных средств, так и за счет так называемых компенсационных. А с 2006 года эти средства оказались в частных руках, в результате чего предприниматели стали выращивать то, что им наиболее выгодно. И омуль в эту категорию не попал".

Государство же в лице Росрыболовства, по мнению Манякало, "самоустранилось от регулирования ситуации в этой сфере". "По этой же причине наша рыбная отрасль теряет байкальские омулевые рыбзаводы. Из-за недофинансирования они пришли в упадок, и без дополнительных вливаний со стороны государства им не подняться", — говорит активист Народного фронта.

В Росрыболовстве утверждают, что планируют нарастить выпуск искусственно выращенной молоди исчезающего в последние годы эндемика озера Байкал. "В 2017 году в озеро Байкал будет выпущено около 125 млн штук молоди (личинок и малька) этого вида рыб. В 2016 году выпуск омуля составил 1 млн штук молоди", — говорится на сайте ведомства. При этом финансирование работ по воспроизводству в 2017 году возрастет до 23 млн руб., а на 2017–2019 годы запланирована реконструкция рыбоводных заводов в рамках федеральной целевой программы "Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012–2020 годы".

Запрещать и финансировать

В качестве мер предотвращения катастрофы всерьез рассматривают запрет на вылов омуля — с 2017 года. Предлагается пятилетний и даже семилетний срок. Табу может коснуться промышленников, любителей и выживающих за счет рыбы представителей коренных малочисленных народов Севера.

Замминистра сельского хозяйства РФ, глава Федерального агентства по рыболовству (Росрыболовство) Илья Шестаков пояснил, что если запрет будет введен, то он распространится на весь Байкал и все реки, в которых проходит нерест промысловой рыбы.

Будет ли введен такой запрет, решится в конце года, когда эксперты подведут итоги осеннего нереста. Однако эксперты Байкальского филиала Госрыбцентра уже отмечают "снижение численности нерестовой части селенгинской популяции" в два раза по сравнению с предыдущим годом.

Кроме запретительных мер может помочь восстановление искусственного воспроизводства омуля. По словам начальника Байкальского бассейнового управления по рыболовству и сохранению водных биологических ресурсов ("Байкалрыбвод") Леонида Михайлика, возродив Селенгинский, Баргузинский и Большереченский заводы, популяцию можно восстановить.

"Если заводы будут работать на полную мощность, и загружать будем их под завязку, ситуация улучшится", — сказал он на совещании, прошедшем в конце сентября в парламенте Бурятии.

Михайлик напомнил, что проектная мощность по закладке икры трех рыбоводных заводов составляла 3,75 млрд личинок в год: "Сейчас эти заводы находятся в плачевном состоянии. В последние годы их мощность сократилась в три-четыре раза. Объемы выпуска личинок омуля в Байкал последние пять лет находится на уровне 0,1–0,6 млрд штук".

Сейчас два первых предприятия, находившихся на грани банкротства, переданы в управление "Байкалрыбводу", подведомственному Росрыболовству. Ведутся переговоры о передаче третьего — Большереченского завода. По словам Михайлика, выделение денег на их капремонт и реконструкцию уже началось.

 

Комментарии пользователя

Комментариев пользователя на эту запись не создано.
У Вас уже есть аккаунт?
Комментарии
Запрос региона
Предложить статью

Если вам известен источник, то в описании укажите ссылку на источник.